6 июл. 2010 г.

Партнёры как собеседники

Как движения и фигуры появляются из ведения, так и само ведение в танго строится на более глубоком и прочном фундаменте - на философии танца, на распределении ролей партнёра и партнёрши.
Строгое следование принципу ведения может иногда мешать паре: такой вариант вовсе не исключает, а ещё более обостряет вопрос «точно ли я всё сделал/сделала», что может привести к ненужным задержкам и остановке.
Краеугольный принцип танго - танцевать для себя и своего партнёра. Танго - это диалог, общение между двумя людьми. При этом разговор этот можно считать крайне личным, интимным, он должен оставаться только между двумя танцующими. Ориентация на зрителя, на эффектность и зрелищность вторична.
Кроме того, когда партнёры танцуют друг с другом, они как бы ищут наиболее близкий им обоим язык: партнёрша автоматически подстраивается под особенности ведения партнёра, партнёр (опять же автоматически) выделяет наиболее интересные и простые для партнёрши фигуры и включает их в танец.
Каждое движени, каждая фигура - это фраза в предложении. Каждое движение должно укладываться в контекст, быть частью целого повествования, иначе от такой беседы устанешь и вряд ли захочешь её повторить. Точно также и танец не должен состоять из отдельных, независимых (пусть и красивых и прекрасно отлаженных) фигур. Постоянно вести партнёршу на красивую поддержку только потому, что партнёр лучше всех в группе освоил её на последнем занятии не стоит, если партнёрша явно тяготеет к простым хиро, кубикам и болео.
Партнёры говорят друг другу принципиально разные вещи, определяющие их манеру и специфику танца.
Партнёр говорит партнёрше "У меня всё под контролем, я полностью уверен в нас обоих, я точно знаю, что происходит вокруг и что будет в ближайший момент». Во время ведения в партнёре не должно зародитья ни капли сомнения, он должен чётко и ясно вести на каждый следующий шаг. Это не важно, что представление об этом следующем шаге у партнёра появляется в самый последний момент из-за постоянно меняющейся ситуации на площадке, важно, что никакой вариант развития событий не ставит его в ступор. Из каждой позиции партнёр должен видеть сразу несколько вариантов выхода, он должен чётко прислушиваться к партнёрше, чтобы отреагировать на её движения, четко ориентироваться в окружающем пространстве, чтобы избежать столкновений и падений.
Партнёрша же говорит партнёру «Я верю тебе, посмотри, какая я красивая!» . Больше они не говорит партнёру ничего - она не пытается предугадать движения партнёра, не пытается направить его или ограничить в чём-то. Она полностью следует за партнёром (даже если он ведёт её на что-то совершенно непривычное), она не задумывается о точности и правильности своих движений - она просто следует и показывает себя.
Такое распределение между партнёрами сжимает их в довольно узкие рамки.
Партнёрша должна запретить себе задумываться о действиях - и о своих, и о партнёрских. В то же время партнёр должен исключить у партнёрши любую необходимость задуматься, в каждый момент времени давая ей чёткое указание
Однако, ведение следует отличать от тирании. Старая шутка «Люблю, когда жена рядом... Рядом, я сказал!» не имеет ничего общего с танго. Во время ведения партнёр не приказывает партнёрше, он только лишь предлагает ей сделать тот или иной шаг. Партнёрша любое своё движение выполнить в точности так, как она того захочет, скорректировать неточное ведение партнёра или просто остановиться и сказать (уже в слух) «Спасибо!»
Если избавиться от механического восприятия танца как перечня схем и связок или строгого (но опять же механического) набора правил ведения и рассмотреть его со стороны простой беседы, то он раскроется совершенно по-новому. Элементы становятся словами, сочетаний которых – бесконечное количество. А после некоторой практики в танцевальной риторике ничто не может ограничить красноречие партнёров и то удовольствие, которое они будут получать во время танца.

Комментариев нет:

 
Rambler's Top100